Текстик

Александр Александрович Розов

Цитаты, афоризмы, высказывания: Александр Александрович Розов

Отображать:
по добавлению
по популярности

Начиная с 8-го тысячелетия до н. э., они стали безответственно возводить где попало однотипные мегалитические постройки, украшая их одинаковыми надписями и изображениями одинаковых мифических существ. Эти четырехгранные пирамиды, колоннады и каменные лабиринты в прибрежной полосе до сих пор стоят в разных точках планеты – от Британских островов до тихоокеанских архипелагов южного полушария и от Индокитая и средиземноморья до центральной Америки. Хуже того, пользуясь своей полной безнаказанностью, неизвестные мезолитические отморозки нарисовали карты планеты, изображающие не только Америку (что само по себе безобразие), но и Антарктиду, причем до оледенения антарктического побережья (что уже не лезет ни в какие ворота, поскольку оледенение завершилось 6–10 тысяч лет назад).

Здесь необходимо отметить полное отсутствие дисциплины и выдержки у мезолитического контингента. Эти вполне современные люди не захотели 12000 лет жить как хиппи, а потом в авральном режиме за несколько веков создавать все известные очаги т. н. «древнейших» цивилизаций. Подталкиваемые нездоровым любопытством, они дерзко и цинично нарушили все установленные для них правила. Вместо того, чтобы следовать инструкциям, они, судя по всему, более чем за 10 тысячелетий до н. э. освоили мореплавание и болтались по всей планете на незарегистрированных плавсредствах, создавая проблемы серьезной исторической науке будущего.

С восприятия красоты человеческого тела вообще начинается восприятие красоты. С нормального сексуального влечения вообще начинается восприятие любви. С восприятие любви и красоты начинается вообще восприятие чудесного. С восприятие чудесного начинается любое настоящее искусство. А с любого настоящего искусства начинается настоящая свобода любого разумного существа и человека – в частности.

По современным историческим воззрениям, в эпоху мезолита людям полагается жить небольшими группами в пещерах, охотиться на мамонтов и исполнять магические пляски у костра. Иногда им (в порядке поощрения) разрешается разрисовать какую-нибудь скалу или вырезать десяток фигурок из кости. Но им точно не разрешается, владеть арифметикой и письменностью, знать астрономию, вести регулярное земледелие и выплавлять металлы. Им тем более не разрешается строить морские корабли, чертить карты в сферической проекции и создавать сооружения неизвестного назначения из каменных блоков по 1000 тонн весом.

Если же говорить о мировоззрении, то мне как-то более симпатично то, в соответствии с которым человеку свойственно в любом мире быть свободным искателем и источником чудесного – любви, красоты и радости. Ради этого стоит, наверное, пересекать океаны на маленьких парусниках и открывать новые земли. Если бы в этом или в других мирах не было чудесного – кому они были бы нужны? И, если уж на то пошло, кому бы было интересно их создавать?

Мефистофель у Гёте пел, что люди служат золотому тельцу гибнут за металл. Он был просто неисправимым оптимистом. Если бы тельцу, если бы за металл. Нет, всё ещё хуже. Люди служат ничему и гибнут ни за что, получая за это, как нетрудно угадать, ничего.

Научитесь слышать себя. Вы с удивлением обнаружите, что внутри вас так же много чудесного, как и вокруг. Вы мечтали о чём-либо светлом и радостном. Вы видели удивительные, прекрасные сны? Вы когда-нибудь любили? Это и есть чудесное. Это, и многое другое, что, скорее всего, не известно никому, кроме вас.

Научитесь видеть чудесное вокруг себя. Его там очень много – уверяю вас. Вы любовались небом на закате? Вы слушали волшебный шум моря? Вы обращали внимание на то, сколько вокруг замечательно-красивых и интересных людей? Если да – то вы знаете, о чем я говорю.

Научитесь говорить «нет». Если вам предлагают сделать что-то, в чём вы не видите для себя необходимости – скажите «нет». Если вас убеждают, что вы обязаны это сделать, а вы ни перед кем не обязывались – скажите «нет». Если вам заявляют, что вы поступите дурно, не сделав это, а вам так не кажется – скажите «нет».

Разница между «нормальным» служением имперской религии (или идеологии) и служением «тоталитарной секте» лишь в том, что первое приветствуется сложившейся социальной конструкцией, а второе – порицается. Грубо говоря, имперская религия охотится на людей, имея надлежащую лицензию на отстрел, а тоталитарная секта – браконьерствует. Но не всё ли равно жертве смертельного выстрела насколько законно охотился стрелок?

^