Текстик

Цитаты из фильма «Седьмая печать»

(Sjunde inseglet), 1957
Отображать:
по добавлению
по популярности

— Вот моя рука. Я двигаю ей. По жилам бежит кровь. Солнце высоко, в самом зените, и я, Антоний Блок, играю в шахматы со смертью.

— Вот смерть приглашает их на танец, велит всем взяться за руки и чередой двигаться в танце. Впереди идет смерть с косой и песочными часами, а позади – Скат с лютней, упирается. В торжественном танце они удаляются от рассвета в сторону темной страны. Дождь окропляет их лица, смывая со щек соленые слезы.
— Снова у тебя видения?

— Если все несовершенно в нашем несовершенном мире, то любовь – само совершенство в своем совершенном несовершенстве.

— Завтра ее сожгут на окраине прихода, а пока мы отгоняем дьявола.
— Этой блевотиной?
— Лучшее средство. Кровь и желчь черной собаки. Нечистый не выносит этого запаха.
— Я тоже.

— И что это такое?
— Пляска смерти.
— А это смерть?
— Да, пляшет и увлекает всех за собой.
— Зачем ты малюешь такие страсти?
— Людям полезно напоминать, что они смертные.
— Это не добавит им радости.
— А кто сказал, что их надо все время радовать? Иногда стоит и попугать.
— Тогда они не будут смотреть твою картину.
— Будут, череп притягивает еще больше, чем голая бабенка.
— Если ты их напугаешь...
— Они задумаются.
— И?
— Еще больше напугаются.

— Как ни верти, задница всегда сзади, и с этим не поспоришь. Всегда. Задница всегда сзади. Это глубокая истина.

— Кто будет первым? Ты, старик, что уставился, как глупый баран, не твой ли рот еще до наступления ночи искривится в последнем вздохе? Ты, женщина, цветущая, носящая плод похоти, не твоя ли жизнь угаснет еще до рассвета? А ты, мужлан, с распухшим носом и дурацким лицом, будешь ли ты еще хотя бы год топтать эту землю?

— Кто ты?
— Ангел смерти.
— Ты за мной?
— Я давно иду по твоим пятам.
— Знаю.
— Ты готов?
— Тело мое страшится, но я – нет.

— Любовь – самая черная чума. Если б от нее умирали – хоть бы польза была. Но почти всегда все выздоравливают.

— Мы с хозяином были в чужих краях, только вернулись, смекаешь, о чем речь, мазила?
— Крестовый поход?
— Угадал. 10 лет мы сидели в святой земле. Нас кусали змеи, жалила мошкара, звери терзали, язычники истребляли, от женщин мы вшивели, от лихорадки гнили – и все во славу Господню.
— Во славу Господню.
— До такого дурацкого похода мог додуматься только полный идеалист.

Судьба-злодейка веселится,
И ты, приятель, не робей,
Сегодня праздник приключится,
А завтра нам кормить червей.

^